Архив новостей Просмотреть за дату

Диапазон дат:
-

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru

Как это было…

Не могла подумать, что когда-нибудь буду находиться рядом с врачами в операционном зале и с любопытством наблюдать за слаженной работой хирургической бригады. Скажу сразу, зрелище не для слабонервных. Представителя прессы - человека решительного и любознательного - интересовало буквально всё: предварительное обследование, наркоз, операция и результаты. Главный врач железнодорожной больницы Сергей Александрович Шестаков любезно разрешил корреспонденту газеты «Авангард» присутствовать на эндоскопической операции по удалению желчного пузыря.

Заведующий хирургическим отделением врач-хирург высшей квалификационной категории Владимир Евгеньевич Окатов сразу предупредил: «Случай тяжёлый, больного не выбирают, если не представится возможность сделать эндоскопическую операцию, будем переходить на открытый разрез брюшной полости». Далее предложил медицинскую спецодежду. Надо отметить, что в одноразовом обмундировании можно хоть на фотоссесию, настолько всё красиво и эстетично. Экипировавшись в халат, колпак, бахилы и маску, поднимаемся в операционную. Хирургическая бригада в полном составе: хирурги - Владимир Евгеньевич Окатов, Каро Борисович Степанян, врач-анестезиолог Василий Евгеньевич Трохов, главная медсестра больницы Татьяна Дмитриевна Могутова, медсестра Ирина Алексеевна Кушева, медсестра-анестезист Ольга Васильевна Макарова и санитарочка Надежда Викторовна Падерина, причём каждый из семи человек знает, что и когда ему делать. Ещё одно предупреждение корреспонденту: «В стерильную зону не заходить и осторожнее с проводами». 

Температура в операционном зале 20 градусов. Ниже нельзя, анестезиолог имеет право отказать в операции, иначе больной замёрзнет. Первыми за дело принимаются врач-анестезиолог В.Е. Трохов и медсестра-анестезист О.В. Макарова. Заметим, что Василий Евгеньевич фигура очень значимая, ключевая, ведь в больнице без него не проходит ни одна операция. Ответственность за жизнь пациента на нём лежит такая же, как на хирурге. Накануне операции, чтобы пациент не волновался, не стрессовал, не «выкидывал» гормоны, ночью не прыгал, ему давали успокаивающие препараты. Уже перед операцией у изголовья хирургического стола сначала полным ходом идёт разъяснительная беседа анестезиолога с оперируемым. Потом начинается подготовка пациента к наркозу и подключение аппарата искусственной вентиляции лёгких. Вся подготовка к операции заняла тридцать минут. Но на этом работа анестезиолога не заканчивается. Василию Евгеньевичу и Ольге Васильевне периодически приходится добавлять лекарство в систему, вести запись в журнале, как проходит операция, проверять покров кожи, как спит больной, его давление, пульс, мочу, печень, почки, состояние брюшной полости. 

И вот настало время хирургов. У них под рукой самое современное медицинское оборудование. С помощью эндоскопической стойки мгновенно делают три прокола в брюшной полости, причём вслепую и только под контролем видеомонитора. Вот видеокамера показывает печень, под ней находится желчный пузырь. Вокруг желчного пузыря видны спайки, стенки плотные и отёчные, а это значит, что у больного уже были приступы острого холецистита из-за нарушения диеты.

Прошло полтора часа, у хирургов возникают трудности и осложнения. В операционной царит неслыханная тишина. Хирурги не сводят взгляд с монитора и не выпускают из рук хирургический зажим. Надежда Викторовна не успевает вытирать марлей крупные капли пота на лбу Владимира Евгеньевича. Не останавливаясь ни на секунду, врачи продолжают кропотливо и ювелирно разбирать спайки, выделять элементы пузырного протока, высекать пузырь, при этом на теле нет ни капли крови. Прошло ещё полчаса, в операционную входит главный человек больницы С.А. Шестаков. Профессиональный взгляд, двухминутный диалог, совет, что делать. Кстати, именно Сергей Александрович был первопроходцем в эндоскопической хирургии и до сих пор остаётся сторонником этого современного оперативного способа. Долго и деликатно пришлось выделять пузырь, чтобы не повредить другие сосуды. Теперь главная задача - вытянуть его. Желчный пузырь берут на держалку, вытягивают эвакуатором, при этом он съёживается и легко вытягивается наружу. Какие-то секунды, и желчный пузырь в руках Татьяны Дмитриевны. Она вскрывает «находку», и десяток больших камней сыплется в таз. В.Е. Трохов, увидев мою реакцию и впечатления, улыбнулся и сказал: «Из Вас получился бы хороший хирург. Крови не боитесь. Другие бы давно в обморок упали». Он, конечно, молодец, прекрасный собеседник, на протяжении трёх часов операции посвящал любопытного корреспондента во все таинства хирургии и с большой охотой отвечал на мои непрофессиональные вопросы. Проявил нечеловеческое терпение. Кто бы другой, наверно, не вытерпел и направил незамедлительно к выходу. А тем временем Владимир Евгеньевич и Каро Борисович, вставив дренажную трубочку, ушивали три прокола. Вот и всё! Хирурги свою часть работы сделали. Следующая очередь за анестезиологом. Наступает самый ответственный момент – выход из наркоза. К концу операции прекращают вводить миорелаксанты. Оперируемый оказался очень послушным и следовал всему, что говорил Василий Евгеньевич. Поэтому на операционном столе долго не задержался. Совсем ещё юной медсестре Ирине под конец операции стало плохо. Не мудрено, ведь у Ирины это вторая операция. Но пришёл на помощь верный друг нашатырь. После него у кого хочешь голова будет ясной, а речь чистой. Хирургический опыт - не мороженое, в магазине не купишь. С годами, после не одного десятка операций, он сам придёт. 

После блестяще проведённой операции врачи вернулись на свои рабочие места, дальше работать с больными. И так каждый день! Только увидев всё своими глазами, начинаешь  понимать, что значат слова: «Хирург от Бога».

28-03-2011   С. БОГДАНОВА.  Авангард №22 от 26 марта 2011 года

Назад

  Оцените статью %golos% %comments%